ОПЫТНЫЙ ТОРПЕДНЫЙ КАТЕР НА ПОДВОДНЫХ КРЫЛЬЯХ А-10
EXPERIENCED TORPED BOAT ON WATER A-10

Несмотря на то, что Государственная комиссия по приемке катера А-7 в конце ноября 1948 года закончила свою работу, но утверждение Акта комиссии было задержано по каким-то причинам, более чем на полгода, до 9 июля 1949 года. Утверждение акта Госкомиссии должно было рассматриваться Министром Транспортного машиностроения И. И. Носенко, коренным судостроителем, бывшим до этого (1940–1946 гг.) Министром Судостроительной промышленности, назначенным на эту должность с декабря 1948 года.
Итогом создания катера А-7 стало Постановление Совета Министров Союза ССР № 2582-1015 от 18 июня 1949 года, на основании которого был выпущен приказ Главнокомандующего ВМС и Министра Транспортного машиностроения от 09 июля 1949 года «О результатах испытаний опытного торпедного катера на подводных крыльях», подписанный Главкомом И. С. Юмашевым и заместителем Министра С. А. Степановым, который и утвердил Акт комиссии.
Алексеев планирует дальнейшее совершенствование крыльевого устройства для торпедных катеров проекта М-123бис и выполняет модельные испытания по улучшению подводных крыльев катера А-7 применительно к торпедному катеру М-123бис.
Поэтому по просьбе Алексеева и просьбе завода вице-адмирал т. Исаченков (начальник ГУК ВМС) разрешил один из двух катеров М-123бис (А-10) поставить на одно крыло.
По мнению сормовцев и военных моряков, следовало еще более повысить мореходные качества ТКА. По предложению Алексеева катер А-10 был снабжен только носовым малопогруженным крылом. После завершения его испытаний в августе 1950 года государственная комиссия рекомендовала:
1. Принять торпедный катер пр. 123бис с носовым подводным несущим крылом, заводская марка А-10, заводской №418, в состав ВМС.
2. Рекомендовать установку крыльевого устройства на торпедных катерах пр. М-123бис, находящихся в составе ВМС.
3. В ближайшее время организовать проведение работ по применению носового подводного несущего крыла на торпедных катерах других проектов с целью улучшения их тактико-технических характеристик.
Доработка проекта А-7 привела к совершенствованию гидродинамических схем подводных крыльев за счет устранения недостатков предыдущей схемы. Этими конструкциями предполагалось оснасстить катера проекта М-12Збис, серийно строившиеся с 1947 г. на тюменском заводе № 639. Основное их отличие от катеров проекта 12Збис заключалось в замене пожароопасных моторов «Паккард» на отечественные дизели М-50. При полном водоизмещении катеров 21,5 т они обеспечивали скорость 50 узлов.
Проектом предусматривались два варианта оснащения торпедных катеров подводными крыльевыми устройствами: по одному проекту (А-10) катер оснащался носовым подводным крылом, а по второму (А-11) — двумя подводными крыльями (носовым и кормовым). В 1950 г. из Тюмени в Горький на завод № 112 доставили два серийных катера проекта М-12Збис. В том же году началась работа по установке на катера этих крыльевых систем согласно проектам. Монтаж крыльев выполнялся по чертежам и схемам уточненных проектов А-10 и А-11.
После этого катера перевели на Черное море, где начались их испытания. Алексеев принимал в них самое деятельное участие. Он пропадал уже не на дни, а на месяцы то в Севастополе, на базе торпедных катеров в бухте Карантинная, то в Феодосии, на судостроительном заводе.

В начале 1951 года катера А-10 и А-11 были отправлены в г. Севастополь для проведения испытаний. Одновременно с катерами прибыли в Севастополь главный конструктор переоборудования торпедных катеров, назначенный ответственным сдатчиком от завода, Р. Е. Алексеев, а также конструктор Л. С. Попов и бригада сормовских рабочих.
Приказом Главкома ВМС Юмашева председателем Государственной комиссии по приемке катеров А-10 и А-11 был назначен командир бригады торпедных катеров Черноморского флота контр-адмирал Гвоздецкий, а членами — представитель ГУКа на заводе № 831 Гулим, представители института № 1 ВМС Семин и Ковалев, представители флотов — катерники от Северного флота — Смирнов, от Черноморского флота — Воскресенский, от ЦКБ-19 Минсудпрома — конструктор Чудинов, от завода «Красное Сормово», разработчика и строителя переоборудования катера, — конструкторы Алексеев, Зайцев, Масленников.
Испытания катеров, базировавшихся в Карантинной бухте Севастополя, проводились поочередно штатным личным составом с участием на выходах представителей НИГА, ЦКБ-19 Минсудпрома, ВМФ и сопровождались обеспечивающими кораблями (катерами). Как правило, испытания начинались с тихой воды (в том числе на мерной линии) и продолжались при волнении 3–4 балла и более в открытых районах моря. Все выходы и результаты испытаний оформлялись протоколами.
Торпедный катер с подводным крылом проекта М-123 А-10 успешно закончил государственные испытания в октябре месяце 1950 года и принят государственной комиссией в установленный срок.
Но этот частный успех создал иллюзию возможности ставить носовые подводные крылья, словно какое-то универсальное оборудование на любые готовые катера, хотя Алексеев все время предупреждал, что получение максимальных тактико-технических элементов катеров с подводными крыльями возможно только при проектировании специального корпуса катера или иными словами в комплексе корпуса и подводных крыльев. При чем, под техническим руководством одного главного конструктора. Этот успех увел в сторону и руководителей судостроительной промышленности и других конструкторов катеров. Долгое время еще конструкторские бюро ЦКБ-19 и СКБ-5 приспосабливали носовые подводные крылья на серийные корпуса боевых катеров многих проектов, но развития они в конечном результате не имели.
Что же касается катера проекта М-123бис заводской № А-11, на нем по проекту были установлены два малопогруженных подводных несущих крыла — носовое и кормовое. Кормовое крыло рассматривалось в 2-х вариантах — малого и большого размаха.
С 28 по 30 марта 1950 года на катере А-11 были проведены швартовные испытания механизмов и оборудования. Первый этап ходовых заводских испытаний проходил трудно и долго с 30 марта по
27 октября 1950 года. Катер А-11 на двух подводных крыльях по окончании ходовых заводских испытаний не был предъявлен к Государственным испытаниям.
В 1950 году уже новому Министру Транспортного машиностроения, «танкисту» Ю. Е. Максареву заводом «Красное Сормово» были повторно направлены документы на рассмотрение и представление в Комитет по Сталинским премиям, дополненные положительным заключением ГУК ВМС (в первоначальном комплекте такое заключение не направлялось) и документами по сдаче в 1950 году торпедных катеров А-10 и А-11.
Успехи по разработке торпедного катера А-10 и присуждение Сталинской премии конструкторам гидролаборатории завода «Красное Сормово» за постановку торпедного катера на подводные крылья позволили не только инициировать дальнейшие работы по внедрению подводных крыльев на торпедных катерах, но и предложить организационные мероприятия по совершенствованию и расширению гидролаборатории завода «Красное Сормово».
И, в конце концов, после прохождения всего этого сложного согласования, завод выпустил организационный приказ от 28.08.52 года
№ 012 об образовании с 1 сентября 1952 года на базе гидродинамической лаборатории и опытного танкового цеха Научно-исследовательской опытовой гидродинамической лаборатории (НИГЛ).
ТКА А-11 с носовым и кормовым подводными крыльями не вышел из стадии заводских ходовых испытаний. Его даже не стали предъявлять на государственные. Крылья не вписывались в обводы корпуса и ухудшали мореходные качества. В итоге катер переделали по образу и подобию А-10. Так фактически оправдалось предвидение Алексеева о том, что для новых скоростных торпедных катеров нужно создавать не только крылья, но и корпус особой конструкции. По той же причине не получила развития и идея о применении подводного крыла на торпедных катерах других проектов.
Еще по окончании государственных испытаний А-7 завод «Красное Сормово» вышел с инициативой о выдвижении коллектива участников постановки торпедного катера проекта 123бис на подводные крылья на Сталинскую премию. Однако этому бюрократическими проволочками препятствовал ставший в 1947 году министром транспортного машиностроения И.И. Носенко, особенно не скрывавший своих антипатий к сормовским СПК. И все-таки, благодаря настойчивости директора завода Николая Смелякова, повторно направившего соответствующие документы с приложением положительного заключения главного управления кораблестроения ВМС и актами по сдаче А-10 и А-11, сотрудники гидродинамической лабороатории завода Р.Е. Алексеев, Н.А. Зайцев, И.И. Ерлыкин и Л.С. Попов в 1950 году были удостоены Сталинской премии 2-й степени.
Но в 1954 году все работы по боевым катерам на подводных крыльях были переданы конструкторским бюро Минсудпрома, а саму лабораторию Алексеева переподчинили ленинградскому ЦКБ-19.
Продолжением исследований в выбранном направлении стали проектные работы по заказу Управления кораблестроения ВМС в соответствии с постановлением Совета Министров СССР от 17 апреля 1951 г. По проекту А-10бис предусматривалось оборудование торпедного катера проекта 123К носовым подводным крылом разработки КБ завода «Красное Сормово».

Источники: www.ckbspk.ru, www.oborona.ru, Техника и вооружение №12-2006 и др.

ОПЫТНЫЙ ТОРПЕДНЫЙ КАТЕР НА ПОДВОДНЫХ КРЫЛЬЯХ ПРОЕКТА 123К
ОПЫТНЫЙ ТОРПЕДНЫЙ КАТЕР НА ПОДВОДНЫХ КРЫЛЬЯХ А-7
ЦЕНТРАЛЬНОЕ КОНСТРУКТОРСКОЕ БЮРО ПО СУДАМ НА ПОДВОДНЫХ КРЫЛЬЯХ ИМЕНИ Р.Е.АЛЕКСЕЕВА