ВЫСТУПЛЕНИЕ ПЕРВОГО ЗАМЕСТИТЕЛЯ МИНИСТРА ОБОРОНЫ РФ — НАЧАЛЬНИКА ГЕНЕРАЛЬНОГО ШТАБА ВООРУЖЕННЫХ СИЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ГЕНЕРАЛА АРМИИ ВАЛЕРИЯ ГЕРАСИМОВА НА КОНФЕРЕНЦИИ MCIS-2019

ВЫСТУПЛЕНИЕ ПЕРВОГО ЗАМЕСТИТЕЛЯ МИНИСТРА ОБОРОНЫ РФ — НАЧАЛЬНИКА ГЕНЕРАЛЬНОГО ШТАБА ВООРУЖЕННЫХ СИЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ГЕНЕРАЛА АРМИИ ВАЛЕРИЯ ГЕРАСИМОВА НА КОНФЕРЕНЦИИ MCIS-2019

24.04.2019

(Первое пленарное заседание — «Региональный баланс сил и глобальная безопасность»)
Уважаемые дамы и господа!
По уже сложившейся традиции в рамках очередной международной конференции обсудим актуальные проблемы региональной и глобальной безопасности.
Эти уровни безопасности тесно взаимозависимы.
В современных условиях региональную стабильность невозможно обеспечить «автономно», вне рамок сложившейся системы глобальной безопасности. В свою очередь, обострение любых региональных проблем существенным образом влияет на международную безопасность в целом.
Это обусловлено как объективными, так и субъективными факторами.
К объективным причинам следует отнести процессы глобализации, ускорение научно-технического прогресса, очередной скачок в развитии военных технологий.
В настоящее время даже незначительные по своему потенциалу государства и международные террористические организации могут обладать современным оружием и наносить значительный ущерб своим противникам. Ранее такая возможность была только у развитых в военном отношении стран.
Однако наибольшее влияние на состояние глобальной и региональной безопасности оказывают факторы субъективного характера, обусловленные агрессивной направленностью политики США и их союзников.
Для сохранения своего глобального доминирования, контроля над мировыми запасами природных ресурсов и транспортными коммуникациями Соединенные Штаты пренебрегают нормами международного права, целенаправленно идут на слом закрепленного Уставом ООН механизма коллективной безопасности, разрушение всей системы стратегической стабильности в мире.
В рамках этого курса Вашингтон последовательно освобождается от взятых на себя договорных обязательств
в области контроля над вооружениями.
В 2002 году США в одностороннем порядке вышли из Договора по противоракетной обороне. В настоящее время по их инициативе уходит в историю Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности.
Несмотря на противоречивые оценки эффективности этих соглашений, их наличие обеспечивало предсказуемость в российско-американских отношениях. Соблюдение сторонами ограничений
на развертывание наиболее дестабилизирующих оборонительных и наступательных вооружений, постоянный диалог с участием военных экспертов, обсуждение возникающих проблем формировали определенный уровень доверия между военными ведомствами. Сегодня этот важный элемент – доверие – утрачен.
В качестве обоснования необходимости выхода из Договора по противоракетной обороне США в начале 2000-х годов указывали на существенный рост ракетной угрозы со стороны Ирана и КНДР. По их прогнозам, в течение десяти лет после выхода из Договора в этих странах должно было появиться значительное количество баллистических ракет, способных угрожать объектам на Североамериканском континенте. Прогноз оказался ошибочным. Однако количество объектов американской противоракетной обороны в различных регионах мира увеличилось, и ориентированы они на подрыв возможностей России и Китая по нанесению ответных ударов.
Мы вынуждены реагировать, разрабатывая, в первую очередь, меры противодействия противоракетной обороне. Решения найдены не столь затратные, но высокоэффективные. Таким образом, выход Вашингтона из Договора по противоракетной обороне нанес ущерб глобальной безопасности.
Можно с большой вероятностью прогнозировать, что аналогичная участь уготована и Договору об ограничении стратегических наступательных вооружений (СНВ-3).
Развал этого соглашения приведет к утрате единственного контрольного механизма в сфере стратегических вооружений – инспекционной деятельности на объектах России и США.
Отказ от допуска инспекторов на объекты приведет к тому, что в оценках потенциала противостоящих средств мы будем обязаны исходить из их максимальных возможностей, а не реального состояния, что можно проверить в ходе инспекций.
Итог – обострение недоверия, новый виток гонки ракетных вооружений. В первую очередь, это скажется на безопасности государств Европы, ведь США далеко – за океаном. В этой ситуации наши европейские соседи должны определиться сами, нужно ли им такое противостояние?
Так же, как и в случае с разрушением Договора по противоракетной обороне, мы будем вынуждены реагировать, чтобы не допустить создания угроз нашей безопасности.
Реализация агрессивной политики США и их союзников ведет к дальнейшей дестабилизации военно-политической обстановки в мире. События прошедшего года подтверждают эту тенденцию.
К существующим конфликтам в Сирии, Йемене, Афганистане и на Украине добавилась кризисная ситуация в Венесуэле. Не до конца решен вопрос денуклеаризации Корейского полуострова.
Нормой коллективного Запада стали односторонние действия в отношении других государств, проводимые без учета мнения их законных правительств и не санкционированные ООН.
Зачастую под предлогом продвижения демократии осуществляется так называемое «гуманитарное вмешательство», провоцируется внутригосударственная нестабильность.
В качестве инструмента проведения политики все больше используется глобальное информационное воздействие. С его помощью в глазах мирового сообщества искусственно формируется отрицательный образ неугодных для США правительств.
Активно используются технологии «гибридной» войны. Ставка делается преимущественно на вооруженную оппозицию, незаконные вооруженные формирования, протестный потенциал населения, применение сил специальных операций.
Методы ведения «гибридной» войны разработаны не нами. Спецслужбы Запада давно применяют их, в первую очередь, против России. Однако, пытаясь замаскировать свои действия, в этом бездоказательно обвиняют нашу страну. Вот только готовых поверить в эту ложь становится все меньше и меньше.
Продолжает усиливаться санкционная политика. Экономическое давление все больше используется США для принуждения других государств к выполнению выгодных Вашингтону политических требований.
Все эти действия сопровождаются постоянной угрозой применения военной силы. Их целью является навязывание своей воли, в том числе посредством подрыва суверенитета, смены законно избранных органов государственной власти, ликвидации государственности неугодных стран.
Опора на военную силу требует от США постоянного наращивания боевого потенциала своих вооруженных сил, развития форм и способов их применения. При этом следует констатировать качественное изменение направленности их военной стратегии от антитеррористической и контрпартизанской к ведению военных действий наступательного характера против технологически развитого и равного по силе противника.
В практику войск активно внедряются концепции «Единые силы – 2020», «Глобальный удар», «Многосферное сражение».
Примечательно, что для обоснования своей политики страны Запада в качестве угрозы национальной и коалиционной безопасности выставляют Российскую Федерацию. Это служит «весомым» аргументом для оправдания развязываемой гонки вооружений и способствует ухудшению российско-американских и российско-натовских отношений, которые и без того находятся на самом низком уровне за всю историю взаимодействия.
Внутриполитическая борьба в США не дает возможности начать конструктивный диалог между Москвой и Вашингтоном, провоцирует развитие антироссийской истерии, возвращает мир в эпоху противостояния «холодной войны».
А теперь более подробно остановимся на обстановке в некоторых регионах мира.
Военно-политическая обстановка в Европе характеризуется стремлением США сохранить курс на конфронтацию с Россией и при поддержке союзников по НАТО разговаривать с нашей страной только с позиции силы.
Для этого расширяется НАТО, наращивается боевой потенциал объединенных вооруженных сил альянса.
На момент распада СССР в НАТО было 16 стран, сейчас их 29. Напрашивается вопрос, в каких целях и против кого все это? Ведь Советский Союз давно распался, и противостояние между блоком НАТО и Организацией Варшавского договора ушло в прошлое.
Очевидно, что новый термин – «сдерживание агрессивных намерений России» – введен за океаном для оправдания своих военных приготовлений.
В результате указанных действий нарушается баланс сил, повышаются риски военных инцидентов в Европе, ставится под угрозу ее население, формируется тенденция на разрушение не только региональной, но и общемировой системы безопасности.
В свою очередь Российская Федерация проявляет максимальную сдержанность. Наши действия являются исключительно ответом на наращивание военной активности США и НАТО.
В противовес размещению войск альянса у границ России и инициативу НАТО «4 по 30» мы вынуждены усилить состав войск Западного и Южного военных округов. При этом данные мероприятия проводятся в пределах установленной численности Вооруженных Сил Российской Федерации за счет сокращения состава других военных округов.
В ответ на развертывание системы ПРО США в Европе Россия в приоритетном порядке развивает и поставляет в войска перспективные вооружения.
И даже в этих непростых условиях Россия никогда не отказывается от контактов по военной линии со своими американскими коллегами. Регулярно проводятся встречи и телефонные переговоры по линии Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации и объединенного комитета начальников штабов вооруженных сил США, а также верховного главнокомандующего ОВС НАТО в Европе. Это позволяет избегать инцидентов и кризисных ситуаций между нашими странами в военной сфере.
Значительное влияние на региональную стабильность оказывает возрастание активности НАТО на Европейском севере.
Необходимо отметить, что в современных условиях Арктика с ее богатствами имеет ключевое значение. Важно, чтобы этот регион остался зоной добрососедства и экономического сотрудничества. Именно об этом шла речь на Арктическом форумев Санкт-Петербурге.
В Арктике пока нет существенных угроз, которые бы требовали принятия экстренных мер военного реагирования. Исходя из этого, мы не проводили и в ближайшее время не планируем проведения здесь масштабных учений.
При этом внимательно отслеживаем ситуацию с действиями НАТО. Например, проведенное в 2018 году на территории Норвегии учение «Трайдент джанкче – 2018» по суммарно привлеченным силам и отработанным вопросам было направлено на демонстрацию возросшего военного потенциала НАТО в Арктике.
Полагаем, что данная деятельность альянса провоцирует гонку вооружений и противоречит задачам развития и освоения Арктики.
Еще одним взрывоопасным регионом уже длительное время является Ближний Восток.
Западными средствами массовой информации активно рекламируются успехи Пентагона в борьбе с международным терроризмом. В пример приводится разгром ИГИЛ в Сирии и Ираке. Но давайте опираться на факты.
В сентябре 2015 года в соответствии с обращением сирийского президента Башара Асада об оказании военной помощи в борьбе с международным терроризмом начата операция ВКС России по разгрому террористических организаций на территории Сирии.
К этому моменту под контролем законного сирийского правительства оставалось не более 10% территории страны.
По нашей оценке, сирийская государственность могла прекратить существование через полтора – два месяца.
Если бы не Россия, то к концу 2015 года на территории Сирии и Ирака было бы создано квазигосударственное экстремистское образование, обладающее значительным военным потенциалом, в том числе за счет захваченной техники сирийских правительственных войск. Реальной становилась угроза дальнейшего распространения международного терроризма в регионе. В этом случае победа над ИГИЛ, даже при консолидации усилий ведущих государств, заняла бы длительное время и потребовала больших ресурсов.
После вступления России в борьбу с ИГИЛ ситуация в Сирии коренным образом изменилась. Террористам нанесен существенный ущерб в военном потенциале, нарушена финансовая подпитка банформирований и система их ресурсного обеспечения, созданы условия для перехода сирийских правительственных войск
в решительное наступление.
В течение двух лет при российской поддержке предотвращен распад сирийского государства, под контроль правительственных войск возвращена большая часть территории страны.
Освобождено более 1400 населенных пунктов, в том числе города Алеппо, Пальмира, Дейр-Эз-Зор, Абу-Кемаль, Дерьа, 8 нефтяных и газовых полей. Уничтожены десятки тысяч боевиков, более 650 танков, около 3,5 тысяч орудий и минометов. Более 42 тысяч боевиков сложили оружие.
В настоящее время военная фаза конфликта завершена. В стране не ведутся крупномасштабные операции. Запущен механизм политического урегулирования сирийского конфликта и примирения враждующих сторон. Считаем, что все условия для этого созданы. Людям возвращена вера в возможность налаживания мирной жизни. При этом те, кто больше всех заявляют о своей победе над террористами в Сирии, не занимаются ее восстановлением.
Возникает вопрос, чем все это время занималась созданная США в 2014 году антитеррористическая коалиция по борьбе с ИГИЛ? Почему ее ракетно-бомбовые удары по объектам террористов не наносили им особого вреда? Напротив, под эти удары зачастую попадали мирные жители и подразделения правительственных войск Сирии. По оценке сирийских властей, от огня западной коалиции погибло не менее 3 тысяч жителей, в том числе около 1400 женщин и детей. А террористы в это время укрепляли свои силы и захватывали новые территории.
Даже сегодня, когда террористы в Сирии потерпели решительное поражение, Пентагон не спешит выводить свои формирования из страны. Под контролем США, а если точнее сказать – под оккупацией, остаются обширные сирийские территории восточнее реки Евфрат и в районе Эт-Танфа, в котором американцы насильно удерживают сирийцев в лагере беженцев «Рукбан».
С какой целью это делается? Не для того ли чтобы дестабилизировать обстановку в Сирии и продолжить борьбу с законной властью страны?
Уважаемые коллеги!
Приведенные примеры нарушения региональной стабильности крайне негативно отражаются на глобальной безопасности. Несмотря на усилия, предпринимаемые международным сообществом, количество очагов напряженности, к сожалению, возрастает.
По нашему мнению, пути решения проблем глобальной и региональной безопасности, ослабления международной напряженности заключаются в следующем.
Мировому сообществу необходимо прилагать усилия, направленные на укрепление роли ООН в качестве ключевого элемента системы международной безопасности, сохранение устойчивости международной правовой системы, недопущение использования военной силы в обход международного права, соблюдение правил ответственного поведения государств в информационном пространстве.
Особое значение имеет исполнение международных договоренностей по вопросам сокращения и ограничения стратегических наступательных вооружений, повышение предсказуемости в данной области, укрепление международных механизмов нераспространения ядерного оружия и других видов оружия массового уничтожения, средств его доставки и относящихся к ним товаров и технологий.
Предлагаем западным партнерам отказаться от создания на Европейском континенте новых «разграничительных линий», снизить противостояние по линии Россия – НАТО, строго руководствоваться «Основополагающим актом о взаимных отношениях, сотрудничестве и безопасности между Российской Федерацией и НАТО» 1997 года, в котором, в частности, закреплено, что «Россия и НАТО не рассматривают друг друга как противников».
Важным условием для снижения напряженности может стать прекращение дестабилизирующей активности вооруженных сил блока вблизи западных границ России, размещения дополнительных войск и объектов военной инфраструктуры в странах Балтии, Восточной Европе, наращивания военного присутствия в Черном море.
Наиболее перспективным направлением является реализация российской инициативы о создании широкой международной коалиции по борьбе с терроризмом, а также оказание помощи Сирии в борьбе с экстремизмом, сохранении территориальной целостности страны и восстановлении инфраструктуры.
Таким образом, на современном этапе для поддержания регионального баланса сил, укрепления глобальной безопасности, как и прежде, требуется воля международного сообщества, добровольный отказ от узкокорыстных и эгоистических национальных интересов. Изменить ситуацию можно только совместными усилиями всех членов мирового сообщества.
В заключение хочу также опровергнуть тезис о якобы ведущихся нашей страной военных приготовлениях, который сейчас активно тиражируется русофобскими СМИ и используется в развернутой антироссийской западной пропаганде.
Вооруженные Силы Российской Федерации максимально открыты как в вопросах решаемых ими задач, так и в подходах к обеспечению региональной и глобальной стабильности.
Минобороны России

VIII МОСКОВСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ПО МЕЖДУНАРОДНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

Комментарии запрещены.