ОПЫТ СПЕЦИАЛЬНОЙ ОПЕРАЦИИ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ РОССИИ В СИРИИ

ОПЫТ СПЕЦИАЛЬНОЙ ОПЕРАЦИИ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ РОССИИ В СИРИИ

27.07.2018

Газета «Военно-промышленный курьер» опубликовала статью командующего Южного военного округа генерал-полковника Александра Дворникова «Штабы для новых войн», посвященную опыту боевого применения Вооруженных Сил Российской Федерации в вооруженном конфликте в Сирии. Генерал-полковник А.В. Дворников с сентября 2015 года по июль 2016 года являлся командующим группировкой Вооружённых сил Российской Федерации в Сирийской Арабской Республике.

В послании Федеральному собранию президент России Владимир Путин уделил большое внимание вопросам национальной безопасности, укреплению боеготовности Вооруженных Сил, оснащению их современным и перспективным вооружением. Решение этих проблем невозможно без развития военной науки. В преддверии международного форума «Армия-2018» «ВПК» во взаимодействии с Академией военных наук РФ открывает цикл статей, в которых ставятся вопросы развития стратегии и тактики Вооруженных Сил РФ, анализируется опыт локальных конфликтов, рассматриваются научно-технические проблемы. Экспертам проблематика некоторых материалов известна по военно-научной конференции АВН РФ, состоявшейся в марте этого года.

Опыт военных конфликтов последних десятилетий показывает, что бурное развитие науки и технологий вносит значительные изменения в характер вооруженной борьбы. Наши западные «партнеры» (ВС НАТО) активно продвигают методику войн нового типа или так называемых гибридных, основу которых составляют невоенные меры. При этом границы между состоянием войны и мира стираются.

УХОД ОТ КЛАССИКИ

Анализ говорит об изменениях в ведении войн традиционного типа. Последним классическим примером стала операция многонациональных сил НАТО в Ираке в 1991 году, где главной задачей был разгром его вооруженных сил и захват территории. В последующую четверть века таких операций с применением крупных сухопутных группировок войск не осуществлялось.

Сейчас государство-агрессор достигает геополитических целей через комплекс невоенных мер, которые в ряде случаев значительно превосходят по эффективности военные. Основной задачей является не физическое уничтожение противника, а полное подчинение его своей воле.

Югославия, Ирак 2003 года, Ливия, Тунис, Сирия, Украина… Везде мы можем наблюдать почти одинаковый сценарий. Но в сравнении с конфликтами прошлого столетия, где сухопутные группировки агрессора принимали непосредственное участие в наземной операции, акцент сделан в пользу достижения целей с помощью красиво замаскированных интегрированных формирований.

Такие группировки создаются на базе местных ресурсов по принципу оппозиционного, национального и конфессионального разделения, путем организации иррегулярных войск и народного ополчения в подразделения, способные к объединению в более крупные формирования при поддержке и руководстве ССО и ЧВК других государств. А также с привлечением ВС государств, иностранных ВВС, ВМС и других группировок войск (сил), гражданских и неправительственных организаций для выполнения задач на стратегических (операционных) направлениях в едином информационно-разведывательном пространстве.

Примеры – группировки ИГ и «Джебхат-ан-Нусра» (запрещенные в России), курдские отряды самообороны, народное ополчение Ирака, «Ливийская заря» и «Зинтанские бригады», албанская «Армия освобождения Косова» в Югославии, на Украине – подразделения «Правого сектора», крымско-татарский батальон «Аскер», частные военные компании и др. При этом завоевание господства в воздухе и на море, нанесение ударов крылатыми ракетами выполняется регулярными ВМС и авиацией агрессора в созданных бесполетных зонах, как правило, под видом миротворческой деятельности и кризисного урегулирования. В итоге в государстве ставится «послушное» правительство, страна раздроблена, посеяны хаос и беззаконие, установлен контроль над ресурсами, на территории размещены военные базы агрессора.

Современные вооруженные конфликты приобретают самые разнообразные формы, которые в зависимости от региона и конкретной ситуации собираются из отдельных элементов в одно целое. Мы обобщили этот опыт, который крайне поучителен и использовался нами при проведении операции в Сирии.

ОПЫТ СПЕЦИАЛЬНЫХ ОПЕРАЦИЙ

Формой применения группировки войск в Сирии была определена специальная операция, которая имела сложную структуру. При этом границы между задачами стратегического, оперативного и тактического уровней стирались, а стратегические (оперативные) цели достигались работой воинских формирований тактического звена.

В основу легли боевые действия в особых условиях: пустынной местности, горах, овладение населенными пунктами (в отдельных случаях с форсированием водных преград), тоннельная война, использование ударов ВКС, ВТО БД в едином разведывательно-ударном информационном пространстве. Значительная часть их проводилась ночью.

Опыт специальной операции позволил определить основные наиболее эффективные формы применения:

боевые действия по разгрому наиболее опасных отрядов террористических формирований;

оборона важных объектов, главных дорожных направлений;

боевые действия по реализации разведывательных данных силами и средствами огневого поражения Вооруженных Сил РФ;

прикрытие государственной границы.

Но при выполнении задач с использованием интегрированных подразделений имеется ряд особенностей:

комплексное применение военной силы с участием воинских формирований заинтересованных государств и отрядов народного ополчения;

нанесение ударов в целях снижения экономического потенциала противника;

активное информационное и психологическое воздействие на боевиков для подрыва их морально-психологического состояния;

ведение высокоманевренных боевых действий автономными группировками войск (сил) на отдельных направлениях;

применение способов партизанской борьбы совместно с классическими формами ведения военных действий;

широкое использование подземных ходов, тоннелей и коммуникаций, строительной техники;

подключение мобильных отрядов на пикапах типа «тачанка» для рейдов, засад и проведения контратак.

Приходилось учитывать и то, что к лету 2015 года Вооруженные Силы Сирии полностью исчерпали себя, личный состав был деморализован, офицерский корпус деградировал, а руководство ВС показывало крайне низкую эффективность в управлении войсками. В этой ситуации мы вынуждены были сделать упор на наиболее боеспособные подразделения народного ополчения, такие как отряды бригадного генерала Сухела, «Соколы пустыни», КСИР, боевые отряды «Хезболлы», «Фатимиды», отряды шейха Турки и Ибрагима, шейха Сулеймана, а в дальнейшем и бригады 5-го дшк, сформированные из добровольцев, которые вошли в состав наиболее боеспособной сухопутной группировки.

По сути речь идет о разрозненных иррегулярных вооруженных формированиях. Но будучи объединенными под управление командующего группировкой войск от ВС РФ и действуя по единому замыслу, они обрели иной статус. И теперь в полной мере могут называться интегрированной группировкой.

Использование новых способов ведения боевых действий позволило на начальном этапе добиться первых успехов в горной Латакии. В ходе операции российских ВКС и ВМФ, а также подразделений Сил специальных операций было обеспечено поражение критически важных объектов противника, инфраструктуры и крупных скоплений террористических формирований в интересах выполнения задач сухопутной группировкой. Главная роль в ней отводилась не регулярным войскам, а вышеназванным отрядам, которые сыграли решающую роль в ключевых операциях в горной Латакии, Пальмире, Квайрисе, Алеппо, освобождении Акербата, Хамы и Дейр эз-Зора.

В горной местности действия велись по выгодным направлениям с захватом и удержанием господствующих высот, перевалов и горных проходов, широким применением обходящих отрядов, при этом важную роль сыграло знание ТВД. Так, в пустынной местности широко использовались результаты применения авиации и артиллерии на всю глубину обороны противника, наступательные действия активно велись в ночное время. На отдельных направлениях для фортификационного оборудования рубежей, позиций задействовались бульдозеры.

Эффективно использовались танки, находившиеся в непосредственном подчинении командиров штурмовых отрядов.

Двумя ударами подразделений генерала Сухела и пяти добровольческих отрядов в конце октября 2017 года был деблокирован Дейр эз-Зор. После массированного огневого удара с применением крылатых ракет «Калибр» с фрегата «Адмирал Эссен» с захватом и последующим расширением плацдарма на левом берегу Ефрата сирийские войска вошли в город, который более трех лет находился в кольце окружения. В дальнейшем группировка террористов была окружена, расчленена и уничтожена по частям.
Александр Дворников,
командующий войсками Южного военного округа, генерал-полковник
https://bmpd.livejournal.com/

ВОЙНА В СИРИИ

Комментарии запрещены.