ОПЫТНЫЙ ТОРПЕДНЫЙ КАТЕР НА ПОДВОДНЫХ
КРЫЛЬЯХ ПРОЕКТА 123К
EXPERIENCED TORPED BOAT ON WATER PROJECT 123K

Продолжением исследований в выбранном направлении стали проектные работы по заказу Управления кораблестроения ВМС в соответствии с постановлением Совета Министров СССР от 17 апреля 1951 г. По проекту А-10бис предусматривалось оборудование торпедного катера проекта 123К носовым подводным крылом разработки КБ завода «Красное Сормово».
В 1952 г. коллектив НИГЛ завершил проект А-10бис. Согласно проекту, головной торпедный катер проекта 123К (заводской номер 432 постройки Феодосийского завода № 831) был оборудован носовым подводным крылом. Корабль был предъявлен на испытания, которые проводились в 1953 г. в районе Севастополя.
В процессе испытаний катер достиг скорости 54 узла и подтвердил мореходность при ходе на крыле до 4 баллов включительно. Хотя водоизмещение катера возросло на 0,8 т, его маневренные и ходовые качества при этом значительно повысились.
После испытаний и устранения появившихся на крыле трещин НИГЛ разработала литой вариант носового крыльевого устройства, по проекту которого дооборудовали серийные торпедные катера. получившие обо значение «проект К123К». В результате выполнения этих работ со стапелей судостроительного завода «Красное Сормово» сошли пять оригинальных катеров. Они были оснащены жестко закрепленными на корпусе малопогруженными подводными крыльями. Максимальная скорость этих катеров возросла на 5 узлов, а сами катера стали более устойчивыми на ходу.
Присмотревшись, в комиссиях по испытаниям торпедных катеров с подводными крыльями завода «Красное Сормово» в части переоборудования под подводные крылья торпедных катеров проектов 123бис и М123бис специалисты ЦКБ-19, специально созданного в 1944 году Правительством КБ по малым торпедным катерам, с благословления Министерства Судостроительной промышленности бросились «догонять и понемногу отгонять» Алексеева от катерного кораблестроения с подводными крыльями. Примкнули к этому процессу и некоторые военные специалисты катерники 1 института Военно-Морского Министерства, которые были постоянными наблюдающими в ЦКБ-19 и были со временем прикреплены к наблюдению и за проектами торпедных катеров НИГЛ.
По инициативе ЦКБ-19 и Министерства Судостроительной промышленности в подготавливаемый Министерством Транспортного машиностроения проект постановления Правительства по организации НИГЛ подключался раздел о поручениях по переоборудованию головного катера проекта 123К на подводные крылья. К согласованию текста поручений этого раздела завод «Красное Сормово» и его НИГЛ, судя по всему, не подключались.

В июне 1952 года заместитель Начальника Главного Управления кораблестроения П. Г. Котов направил в ЦКБ-19 резкое письмо, в котором изложено: «прошу учитывать рекомендации представителя завода «Красное Сормово», изготовителя крыльевого устройства. По имеющимся сведениям, ЦКБ-19 игнорирует предложения завода «Красное Сормово».
На испытаниях при такой организации, в конце концов, выявилась беспомощность специалистов 1 института Военно-Морского Министерства, взявшихся с ЦКБ-19 за испытания катера с подводными крыльями, и они потребовали немедленно командировать Алексеева «устранять неполадки».
Алексеев немедленно приехал и 28 августа 1952 года изложил свой план действий, с которым комиссия (теперь так будем называть назначенную группу испытателей), в которой большинство были военные, охотно согласилась с Главным конструктором. Протокольные мероприятия комиссии сводилась к снятию с катера, так называемой, антикавитационной плиты, увеличению площади рулей и некоторым другим, в общем-то, непринципиальным изменениям.
1 институт Военно-Морского Министерства встает на сторону ЦКБ-19 и естественно дает команду всем своим представителям добиваться выполнения его замечания.
Следует напомнить, что в это время в г. Горьком НИГЛ без Алексеева работает по теме А-1-20. Создается впервые гидродинамическая компоновка в комплексе подводное крыло и корпус. Создается основополагающая самоходная модель Т-1 по новейшей схеме. Разрабатывается крыльевое устройство для торпедного катера проекта 183 разработки СКБ-5. Отсутствие Главного конструктора тормозит важнейшие работы НИГЛ.
Алексеев же, как ответственный сдатчик, предъявляет катер на Государственные испытания и комиссия Государственной Приемки принимает его.
В ноябре 1951 года во время ледостава на реке Волга самоходная модель Т-1 была спущена на воду и в сохранившейся у завода полынье опробована. И хотя длина полыньи не позволяла разогнаться до полной скорости, но Алексееву было ясно, что заданная скорость натурного катера будет обеспечена. Об этом успехе сормовских конструкторов и рабочих было доложено Министру В. А. Малышеву и военному заказчику — заместителю Главкома Военно-Морского Министерства Н. В. Исаченкову.
В 1954 году все работы по боевым катерам на подводных крыльях были переданы конструкторским бюро Минсудпрома, а саму лабораторию Алексеева переподчинили ленинградскому ЦКБ-19.
В конце 1954 года Алексеев по существующему порядку направляет новому руководителю начальнику ЦКБ-19 проект плана работы его филиала на 1955 год, который в соответствии с задачами филиала, охватывает все работы по торпедным катерам с подводными крыльями, порученные Постановлением Правительства для Военно-Морского Флота, по проектам 183Т (для СКБ-5), 123К (5 предсерийных комплектов крыльевых устройств), 184 (изготовление крыльевых устройств по проекту ЦКБ-19), 125 (включая модернизацию катера Б-1 под самоходную модель). В проект плана также вошли работы по созданию плавбазы для проведения испытаний, НИР по созданию водометов, исследования прочности крыльевых устройств и др.

Источники: www.ckbspk.ru, www.oborona.ru, Техника и вооружение №12-2006 и др.

ОПЫТНЫЙ ТОРПЕДНЫЙ КАТЕР НА ПОДВОДНЫХ КРЫЛЬЯХ А-10
ОПЫТНЫЙ ТОРПЕДНЫЙ КАТЕР НА ПОДВОДНЫХ КРЫЛЬЯХ А-7
ЦЕНТРАЛЬНОЕ КОНСТРУКТОРСКОЕ БЮРО ПО СУДАМ НА ПОДВОДНЫХ КРЫЛЬЯХ ИМЕНИ Р.Е.АЛЕКСЕЕВА